Падение Вавилонской башни: Теодор Курентзис покидает Пермь, что дальше?

Теодор Курензис (Источник: ИА REGNUM)

 

То, о чем одни не могли и мечтать, а другие не могли представить в самом страшном кошмаре, наконец-то случилось: художественный руководитель Пермского театра оперы и балета Теодор Курентзис уходит со своего поста, уходит за полтора года до истечения срока контракта.

Власти края, либеральная общественность и прикормленная клака начали наперебой стенать о том, ЧТО мы потеряли. В первую очередь, конечно, поражает реакция краевых властей, которые вместе с руководством театра клянутся в верности учению Курентзиса, обещая, как верные адепты, продолжить его путь.

«Эпоха Курентзиса», как говорят наиболее ретивые из желающих угодить маэстро, подошла к концу, а будущее без него видится им либо пустым, либо тёмным.

Действительно, уход маэстро создает некоторую неопределенность в будущем Пермского театра оперы и балета, поэтому нам просто необходимо в нем разобраться.

 
Тобиас Верхахт. Вавилонская башня (Источник: ИА REGNUM)

 

Причина ухода

Сама история ухода Курентзиса достаточно показательна: великий творец, старавшийся в каждом своём интервью подчеркнуть любовь к Перми, к своему «скромному» домику в глухой деревне Демидково, внезапно забывает о своей любви и уходит, даже не утруждая себя хотя бы минимальными объяснениями со своими преданными поклонниками.

Принципиальным вопросом для греческого гения было строительство новой сцены для Пермского театра оперы и балета: он не раз угрожал местным властям, что покинет обожаемый им город, если этот вопрос не получит своего разрешения. Как только вопрос начал решаться, Курентзис поспешил оставить свой пост. Очевидно, что причиной тому стал художественный руководитель Михайловского театра Владимир Кехман, который не понаслышке знает о последствиях пребывания Курентзиса в должности художественного руководителя.

«После его ухода в Новосибирске не осталось ни одного его спектакля. Он работал в Новосибирске почти десять лет, ничего не оставил театру и очень много оттуда забрал. Musica Aeterna, хор — всё это сделано там. Поэтому он должен нам. Может, договоримся, пусть бы он нам бесплатно открыл концертный зал».
Владимир Кехман

Но разве личные конфликты имеют какое-то значение, когда речь идет об искусстве, о любимом городе и, в конце концов, о верности собственному слову? Видимо, имеют, и теперь становится очевидным, что, покидая Пермь, Курентзис оставляет здесь лишь воспоминания и разрушенный театр, который еще долго будет оправляться от последствий его нашествия.

 
Пермский академический театр оперы и балета имени П. И. Чайковского (Источник: ИА REGNUM)

 

«Эпоха Курентзиса»

Теодор Курентзис был приглашен в Пермский край в 2011 году, в расцвет так называемой «Культурной революции» бывшего губернатора Олега Чиркунова. Он был, пожалуй, самым талантливым из её деятелей. В отличие, к примеру, от провокатора Марата Гельмана, с позором изгнанного из города, Курентзис действительно создавал нечто. На «главный бренд» Прикамья в город съезжалась не только экзальтированная богема, но и именитые театральные режиссеры со всего мира, достаточно назвать лишь несколько имен — Теодорос ТерзопулосРомео КастеллуччиРоберт УилсонПитер Селларс, — чтобы понять грандиозный масштаб, разыгрывающегося в Перми действа.

Однако не всем была по вкусу эстетика и идеология театра имени Курентзиса, значительная часть публики, быстро окрещенная поборниками обскурантизма и мракобесия, тосковала по театру имени Чайковского. На них предпочитали не обращать внимания, их мнение не освещалось и попросту игнорировалось.

Если театр имени Чайковского, с легкостью уничтоженный Курентзисом, представлял собой репертуарный театр преимущественно с классическими постановками, то театр имени греческого гения демонстрировал зрителям одноразовые провокационные сюжеты, которые шумно рекламировались и бесследно исчезали — под лживые обещания руководства театра включить их в репертуар.

 
Альберт Гийом. Опоздавшие. 1914 (Источник: ИА REGNUM)

 

Еще одним обстоятельством, характеризующим стиль Курентзиса, являлся тот факт, что он фактически не появлялся в Перми, его редкие визиты представляли собой концертные исполнения опер, являвшиеся, по сути, репетициями в преддверии гастрольных туров, — факт достаточно оскорбительный для пермяков, в первую очередь для верных фанатов Курентзиса, но на то они и фанаты, чтобы утираться после очередного хамства, предпочитая воспринимать плевок в лицо как божью росу.

Таким образом, до Курентзиса в Перми существовал один театр, своим приходом он попытался создать второй — неоднозначный, спорный, критикуемый, но безусловно интересный. Главной трагедией такого театра стало то, что он создавался на руинах первого. Кроме того, театр Курентзиса — это театр-однодневка, с уходом маэстро он также канет в Лету. Но при грамотной политике властей Прикамья город мог бы получить сразу два театра, чего, к сожалению, не произошло.

 

Что теперь?

Весть об уходе Курентзиса никого не удивила, об этом стало известно давно, несмотря на то, что руководство театра, а также власти края, в этом не признавались. Непонятны мотивы их поведения, однако их последствия совершенно прозрачны: официальным заявлениям указанных инстанций больше никто не доверяет.

 
Иудушка Головлев и Улита . Рисунок Б. Зименков (Источник: ИА REGNUM)

 

Реакция также была предсказуема, если артисты театра не могут поверить своему счастью, то либеральная общественность, руководство театра и чиновники соревнуются в своем славословии маэстро. Наблюдать за этим зрелищем просто противно. Складывается ощущение, что никогда и ничего не происходило на дремучей Пермской земле до прихода этого мессии.

Карикатурность нашей политической и культурной элиты достойна пера Михаила Салтыкова-Щедрина. Задумайтесь, уважаемые, ведь именно вас высмеивали и порицали великие русские поэты и писатели, именно от пришествия таких, как вы, предостерегали великие русские мыслители. Но двести лет на Руси ничего не меняется, приходят все новые и новые Городничие и Молчалины, разыгрывая все ту же комедию греха. Одни всё так же остаются презренными рабами пред властью, другие продолжают прислуживаться ради мундира, третьи — опасаются, как бы чего не вышло.

Насущным вопросом теперь становится вопрос о выборе нового художественного руководителя. Местные СМИ уже вбросили идею о том, что можно и вовсе обойтись без него. Руководство театра заверяет общественность в том, что Курентзис никуда не уходит, он как и прежде будет посещать наш город, ставить в нем одну постановку в сезон, а также продолжит возглавлять Дягилевский фестиваль. Ввиду того, что явления гения в наши края и прежде были крайне редки, то фактически, если такая идея восторжествует, ничего не изменится, только спроса с маэстро теперь будет меньше.

 

Цитата из к/ф «Кин-дза-дза!». реж Георгий Данелия. 1986. СССР (Источник: ИА REGNUM)

 

Министерство культуры уже пообещало Курентзису, что создаст для него резиденцию в ДК имени Солдатова, здесь ему оборудуют кабинет, создадут репетиционную площадку, ну и, конечно, выгонят из учреждения культуры почетного гражданина Пермского края Евгения Тверетинова вместе с возглавляемым им Пермским губернским оркестром.

Да, такое возможно при условии, если нового худрука у театра не будет. Руководство Пермского края, вероятно, не понимая, на что оно идет, уже успело отметиться своей благодарностью Курентзису за то, что он предложил новый формат сотрудничества, безропотно принятый властью. Министерство культуры Прикамья склоняется к идее «директорского театра», пишут пермские СМИ, театра, которым будет руководить Андрей Борисов, абсолютно безвольный функционер, компенсирующий свой маленький недостаток большим достоинством в виде невероятного, доходящего до неприличия славословия в адрес Курентзиса.

Теперь любой скандал, любое невыполнение государственного задания, любые претензии — все будет обходить стороной маэстро, все это будет ложиться тяжким бременем на плечи администрации губернатора и министерства культуры, а любые успехи будут с еще большей наглостью приписываться греческому дирижеру, а не Пермскому театру оперы и балета.

Очевидно, что уход Курентзиса с поста художественного руководителя связан не с «собственным желанием» маэстро, а с бесконечными скандалами, вызываемыми его политикой в театре. Фактически, он не ушел по собственному желанию, а был изгнан гражданским обществом, которое на протяжении длительного времени обращает внимание на последствия его уничтожающей политики.

Неужели власти края теперь хотят прикрыть гения своей спиной? Очевидно, что театру нужен новый художественный руководитель, который будет заниматься именно театром, а не бесконечными пиар-акциями, создающими огромные пузыри из симулякров. Новый художественный руководитель должен быть независим от греческого маэстро — и тогда, быть может, получится восстановить классический, репертуарный театр имени Чайковского, уничтоженный нашествием Курентзиса.

 

Как сложится ситуация с Пермским театром оперы и балета, пойдёт ли она по наихудшему пути «директорского театра» с непогрешимым покровительством со стороны Курентзиса — покажет время. Но так или иначе отставка маэстро — это очередной важный шаг по преодолению последствий так называемой «Культурной революции». Очередная победа гражданского общества над грозной силой знаменует собой ее фактическое бессилие, так как она не имеет прочных корней в народной среде — истинном и единственном источнике власти в России.

 

Антон Исаков
Источник ИА REGNUM

Комментарии (0)

Добавить комментарий



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Список тэгов